Лес.Бибихин - спектакль-альманах, вдохновленный философией Владимира Бибихина
Проект реализуется при участии: Социально-художественного театра
театральной компании «Разговоры» фонда Альма Матер и
независимых театральных деятелей

Спектакль устроен как лес. У него нет одной площадки и одного времени.

В городе возникают «акты» — с разным составом актёров, разной продолжительности, разной формы.

Эти части, как и деревья,

не имеют иерархии и последовательности, их можно смотреть в любом порядке.


У спектакля, как у леса, нет границ и плана, но есть общая экосистема.

Куратор проекта - Борис Павлович, режиссёр, лауреат национальной премии "Золотая маска",

руководитель театральной компании "Разговоры" фонда "Alma Mater".


Борис Павлович
Куратор проекта, режиссер, лауреат национальной премии "Золотая маска", руководитель театральной компании "Разговоры" фонда "Alma Mater"
О Бибихине и театре
Биография В.В Бибихина
Мета-труппа Петербурга
Семинар для проспавших
В чем заключается сходство между философией Бибихина и тем, как работает театр?
Зазоры, поры, выход из метрического порядка. Вокруг этих понятий строится философия Владимира Бибихина. Он сам — странный зазор между философом и переводчиком чужих текстов от средневековых богословов до Хайдеггера и Витгенштейна. Эта неустойчивая позиция, постоянная потеря равновесия сближает философский метод Владимира Бибихина с механизмом театрального искусства: рассказать чужую историю и стать в этом рассказе самим собой.

Владимир Вениаминович Бибихин родился 29 августа 1938 года в городе Бежецке Тверской области в семье служащих и обычным образом проходил школу в Горьком (Нижний Новгород), потом в Армавире и Москве.

После окончания школы пытался поступить на философский факультет МГУ. Его не зачислили из-за плохой характеристики (критиковал директора школы в стенгазете); прошел трехлетнюю службу в армии.

Начав самостоятельную жизнь рабочим (мастером в лаборатории НИИ), учился затем в Институте сельского хозяйства, в Московском энергетическом институте, но закончил (в 1967 году) только 1-й Московский педагогический институт иностранных языков им. М. Тореза. Во время учебы в МГПИ (1962–1967) параллельно английскому и французскому изучает испанский, немецкий, санскрит и другие новые и древние языки, посещает лекции и семинары на филологическом факультете МГУ, с особым вниманием изучая классические языки и общую лингвистику.

С 1972 по 2004 годы работает научным сотрудником Института философии АН СССР. Работает секретарем у последнего представителя русской философской школы Алексея Федоровича Лосева. Кроме А. Ф. Лосева, важнейшую роль в своем становлении В.В. Бибихин отводит С.С. Аверинцеву и А.А. Зализняку. Собственные философские труды, которые он в эти годы пишет «в стол», начнут публиковаться только в 90-е годы.


В 70–80-е годы складывается репутация В.В. Бибихина как великолепного переводчика самых сложных философских, богословских и литературных текстов, гуманитарного ученого редкой и обширной эрудиции. Его переводы представляют собой не только филологическое, но и философское достижение. Такие переводы Бибихина, как «Бытие и время» М.Хайдеггера (опубликовано в 1997) и «Триады в защиту священно-безмолвствующих» св. Григория Паламы (опубликовано в 1995), требующие невероятной мобилизации языковых и интеллектуальных возможностей, несомненно принадлежат к классике мирового перевода.


В роли самостоятельного философа Бибихин выходит на публичную сцену только в 1989 году — и выходит прежде всего как лектор, а не автор книг. Он становится сотрудником вновь созданного Института теории и истории мировой культуры (ИТМК) при философском факультете МГУ. В течение четырнадцати лет, с 1989 по 2003 (причем последние десять лет – безвозмездно), В.В. Бибихин читает большой цикл курсов, каждый раз объявляя новую тему. Его философское творчество отвечает одному из магистральных движений мысли двадцатого века — проблеме онтологического статуса слова, обсуждавшейся двумя важнейшими для него философами 20 века — Мартином Хайдеггером и Людвигом Витгенштейном. Витгенштейн и Хайдеггер составляют постоянный фон его мысли и сопровождают его до конца. В последние месяцы жизни, уже тяжело больной, Бибихин ведет семинар по раннему Хайдеггеру и последний вечер своей жизни проводит за правкой книги о Витгенштейне.


Уже первые лекционные курсы 1989-1990 гг. приносят Бибихину славу далеко за пределами университета и становятся философским событием для своих многочисленных слушателей. Тексты курсов превращаются в книги, по большей части — посмертно.


Хотя значительная часть написанного В.В. Бибихиным еще только готовится к публикации, но уже исходя из того, что стало доступно современникам, можно утверждать о явлении новой самостоятельной философской фигуры, особого вида философствования, состоявшегося в русской культуре в ее переломные годы. Отношения со «своим временем» составляли нерв мысли Бибихина, ибо свободная мысль о насущном, как он не раз утверждал, создает и спасает свое время. Основной темой мысли Бибихина с начала и до конца остаются две вещи: мир и слово.


В.В. Бибихин умер 12 декабря 2004. С этого момента все публикации его трудов, написанных в столь недавнюю эпоху в ответ на требования обновления, предъявленные к русской истории и мысли, будут только посмертными.


Вся работа с огромным архивом философа и подготовка изданий осуществляется его вдовой и сотрудницей Ольгой Евгеньевной Лебедевой.


С наследием Владимира Бибихина можно познакомиться на сайте http://www.bibikhin.ru/

Участники проекта выходят из серой зоны
Петербург — очень специфический город, и сквозь щели асфальта официальной культуры повсюду прорастает трава культуры неофициальной. Так живем: то параллельно, то перпендикулярно, но всегда с некоторым зазором. В частности, на сегодняшний день в Петербурге существует неизмеримое количество интереснейших актёров. Они находятся в серой, невидимой зоне. Они есть — это точно, их много, они талантливы и выразительны. Но их и нет — потому что разглядеть их присутствие на крохотных независимых площадках, в зыбком расписании, в избирательном информационном потоке не так-то легко. Такое специфическое состояние порождает особые формы личной и профессиональной рефлексии.
Какие препятствия нужно преодолеть актерам, чтобы получить право рассуждать на философские темы?
Узнать...
Конечно, актёры — не настоящие философы. Спектакль «Лес» становится для них «семинаром проспавших лекции по философии» — они пытаются освоить материал. Но неужели только дипломированные специалисты могут размышлять о предельных вопросах человеческой жизни? Мы отказываемся верить в это. Очень важно преодолеть разрыв, который укоренился в нашем сознании. Вернее, множество разрывов: между философией и повседневным бытом; между «актёром» и «мыслителем» (есть расхожее мнение, что актёр не должен быть слишком умным). На вызов мысли мы можем ответить так, как умеем — карнавалом, песнями и плясками, или же наоборот осознанным молчанием.
Made on
Tilda